И родилось стихотворение «Наш дом». Оно особенно мне дорого. Перечитаю – и будто побывала дома, в детстве…

И родилось стихотворение «Наш дом». Оно особенно мне дорого.
Перечитаю – и будто побывала дома, в детстве…
Как только я глаза закрою,
Сейчас встает передо мной
Наш дом с кирпичною трубой,
За садом – ветлы над рекою
И шаткий мостик над водой.
За речкой – влажная низина,
Распадок, узкая лощина
И солнцем выжженный бугор,
А там – куда ни кинешь взор –
Овражки, склоны, перепадки,
По ним в веселом беспорядке
Мохнатой блеющей волной
Прокатится овечье стадо
И захлестнет в полдневный зной
Кошару с низенькой оградой,
А мы – извилистой тропой
Наверх, в сосновые посадки,
Где аромат смолисто-сладкий
Так щедро наполняет грудь,
Что больно кажется вдохнуть.
Мы пот ладонью вытираем,
В немом восторге замирая
Перед волшебной круглой грядкой:
Грибов молоденькие шляпки
Упругой розовой макушкой
Лежат на травяной подушке.
Теперь присесть посерединке,
Благоговейно, не дыша,
Убрать присохшие травинки
И положить на дно корзинки
Семейку луговых опят.
Потом подняться, озираясь,
И быстро устремить шаги
Туда, где манят, проявляясь,
Грибные ведьмины круги.
Еще не лес, еще опушка,
По пояс зверобой и донник,
Шершавая корзинки дужка
Натерла потные ладони.
В нагретых соснах нет прохлады,
Орда звенящей мошкары
Пришельцам несказанно рада,
И страстно жалят комары.
Скорей туда, где сосны реже,
А там поклонимся пониже
Беретам красных сыроежек
И – повезло кому-то – рыжик
Вдруг хрустнул под неловкой пяткой,
Но цел – лишь надломилась шляпка
И ярким млечным соком брызжет…
Еще часок-другой мороки –
Всем повезло, полны корзины.
Горят искусанные щеки,
Дрожат негнущиеся ноги,
Болят натруженные спины.
Выходим в поле. Вечереет.
Тугой прохладный ветерок
Остудит пыл горящих щек.
А небо нежно розовеет,
И снова, уж в который раз,
Замрет восторженное сердце,
И нам глядеть – не наглядеться,
Не пряча повлажневших глаз,
На красоту родного края:
Как рукава большой реки,
Текут, привольно изгибаясь,
Тенистых улиц ручейки,
А на пригорке, вровень с нами,
Весь золотится куполами
Седой и строго-величавый
Храм деревянный, пятиглавый –
Еще не клуб, еще не склад,
И окна стрельчатые целы,
И не разрушены приделы,
И есть крыльцо у царских врат.
А чуть поодаль – видно сразу –
Четыре исполинских вяза.
Под теми, что правей и ниже,
Да вот же, вот труба на крыше,
А вон кусочек огорода
И гордость деда-садовода –
Румяных яблонек ряды,
И мама машет нам косынкой.
Мы поднимаем вверх корзинки –
Мол, вот плодов дневных труды.
Эй, заправляйте керосинки,
Мы будем жарить и варить,
И в зиму рыжики солить.
Забывшие усталость ноги
Бегут к наезженной дороге –
Её тележные колеса
До блеска отполировали,
Когда во время сенокоса
Возы с бугра по ней съезжали.
Ждет дома радостная встреча,
И долго будет длиться вечер:
Сначала ужин вшестером,
Потом посуду уберем,
За стол усядемся опять,
И наша дружная семейка –
Мы с братом рядом на скамейке,
Дед, папа, бабушка и мама –
На табуретах, на диване –
Начнет грибы перебирать.
Всю кухню разом заполняя,
Тягучий аромат лесной,
Пахнув грибами и сосной,
Неодолимо усыпляет…
Мы с братцем так клюем носами,
Что взрослые нас гонят спать –
Идите, разберемся сами.
И мама стелет нам кровать.
Уже мы спим, уже не глядя
Всех подойдем поцеловать
И просто так, порядка ради,
Суем свои зубные щетки
За оттопыренные щеки,
Потом плеснем разок-другой
В лицо прохладною водой,
В порядке исключенья пятки
Лишь протираем влажной тряпкой.
Едва касаемся подушки –
И вот мы на лесной опушке.
У нас перед глазами снова
Уходят вдаль стволов сосновых
Прямые рыжие столбы,
В траве грибы, грибы, грибы…
И я во взрослом сне своем
Сплю безмятежным детским сном.
2004-2006

Людмила Алексеевна Слепцова

доцент кафедры эмбриологии Биологического факультета МГУ и Международного биотехнологического центра МГУ

Сборник ИЗ ТОГО, ЧТО ПОМНЮ И ЛЮБЛЮ…

(публикуется с разрешения Автора)

Читать все стихи Автора (нажмите для перехода)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *